Сможет ли Россия найти замену продукции белорусской оборонки?


Пусковая установка 9П78-1 на базе МЗКТ-79301
Источник: http://only-paper.ru/

Даже при самом оптимистичном сценарии в российской экономике лишних денег на нужды ОПК в ближайшие годы не будет.

Недавно в Барановичах прошло очередное заседание белорусско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству. Ряд экспертов говорят, что сейчас Россия пытается придать новый импульс старым связям с нашей страной в области оборонно-промышленного комплекса (ОПК) ввиду серьезных сбоев в реализации политики импортозамещения. Беларусь может помочь России компенсировать потери поставок высокотехнологичных комплектующих изделий как с Запада, так и с Украины.

Как отмечает интернет-ресурс flanker.su, России пока так и не удалось достигнуть запланированных результатов импортозамещения в высокотехнологичных отраслях. Даже в период обострения геополитической обстановки Россия в оборонной сфере по-прежнему остается зависимой от комплектующих изделий из-за рубежа. Среди самых уязвимых областей – ракетная техника, кораблестроение и авиастроение.

Главной бедой российской оборонки признается отсутствие собственной элементно-компонентной базы (ЭКБ), которая лежит в основе электронных “мозгов” любой современной сложной военной техники. Раньше такая электроника закупалась в странах ЕС и НАТО, но после того как Запад ввел санкции на поставку ЭКБ категорий military (для использования в военных системах) и space (радиационно стойкие комплектующие), российский ОПК оказался в очень сложном положении.

Со своей стороны отметим, что на минском ПО “Интеграл” микросхемы для космической и оборонной промышленности создавались еще в советские времена. Интегральные схемы особой радиационной стойкости для первого советского лунохода были разработаны и произведены в конце 1960-х годов, электронные блоки для космического комплекса “Энергия-Буран” – в середине 1980-х.

Эти технологии не были утеряны и после распада СССР: 2005 год – разработана сверхбольшая интегральная (СБИС) схема для оптической аппаратуры спутника “БелКА”, позволяющая различать объекты размером до двух метров. Теперь на “Интеграле” создают СБИС для камер еще большего разрешения.

Между тем премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в июле был вынужден снять запрет на иностранные госзакупки для силовых ведомств, что также свидетельствует если не о полном, то о частичном провале программы импортозамещения. Уже совершенно очевидно, что она не учитывает реального положения дел в оборонке и усугубляет экономический кризис в стране.

Достаточно вспомнить провальную попытку замены минских специальных колесных шасси – носителей различных видов вооружения и военной техники – российскими аналогами. Попытка, на которую ушло девять лет и много бюджетных денег. И тем не менее, после неудачи проекта “Платформа-О” запрашиваются ассигнования на новый проект “Компрессор”, исполнителем которого готов стать все тот же КамАЗ.

В целом импортозамещение по-российски зачастую больше походит на распил оборонного бюджета. Согласно приведенной в “Независимой газете” статистике Генпрокуратуры Российской Федерации, в 2015 году в ОПК страны было выявлено более 18,4 тыс. правонарушений, по материалам проверок возбуждено 244 уголовных дела.

А по утверждению Минобороны России, за 2012-2014 годы поставщики сорвали 152 оборонных контракта. По состоянию на март 2016 года объем просроченной дебиторской задолженности ведомства по заключенным контрактам с предприятиями ОПК достиг 250 млрд российских рублей.

По словам замглавы Федеральной антимонопольной службы Максима Овчинникова, механизм распила бюджетных средств в сфере ОПК остается прежним: сметы завышаются в разы, а конкурирующие подрядчики под разными предлогами не допускаются к участию в конкурсе.

Но если раньше низкая эффективность оборонных расходов как бы скрадывалась их перманентным ростом, то теперь экономический кризис делает невозможным дальнейшее масштабное наращивание военных ассигнований.

Заведующий лабораторией военной экономики Института Гайдара (Москва) Василий Зацепин отмечает, что военные расходы России достигли максимума за послесоветское время – 3 трлн 889 млрд рублей, или 23,87% федерального бюджета. А если сопоставить с объемом ВВП, то это более 4,7%. Такой нагрузки экономика уже не выдерживает.

В подготовленном Минфином России проекте “Основных направлений бюджетной политики на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов” расходы на оборону в 2017 году предполагается снизить более чем на 1 трлн рублей. В следующие два года расходы на оборону тоже расти не будут.

В такой ситуации вопрос эффективности военных трат государства не сегодня-завтра будет выдвинут на первый план. И вряд ли претворится в жизнь пожелание авторов статьи, опубликованной в российском отраслевом журнале “Новый оборонный заказ” (2015 год, № 5 (37):

“Нужно ли России, находившейся во многих областях в зависимости от украинского ВПК, теперь впадать в зависимость от того же Минска? Политическая ситуация сейчас такова, что можно и “глазом не успеть моргнуть”, как союзник начнет стремительно менять свои дружественные позиции. Поэтому приоритетом все же должно стать развертывание производства ключевых компонентов военной техники на территории России, даже если это дольше, труднее и дороже”.

Сегодня уже очевидно: даже при самом оптимистичном сценарии развития событий в российской экономике лишних денег в тамошнем бюджете даже на нужды ОПК в ближайшие годы не будет. А следовательно, необходимый объем средств на разработку и организацию производства аналогов всей военной продукции, поставляемой в Россию из Беларуси, изыскать вряд ли удастся.

Александр Алесин

Источник

Читайте также

You may also like...