ВС Ливана
Источник: zaiprotiv.info

Ливан заинтересован в поставках российских вооружений, в частности на экспертном уровне идет проработка поставок в Бейрут противотанковых ракетных комплексов «Корнет» и танков Т-72. Посол Ливана в РФ Шауки Бу Нассар сообщил, что Ливан надеется получить эти вооружения в течение года. Об этом, а также о том, намерено ли ливанское правительство присоединяться к какой-либо коалиции, проводящей операции на территории Сирии, высокопоставленный дипломат рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Калмыковой.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние двусторонних отношений Ливана и России? Какие области сотрудничества считаете перспективными?

— В целом двусторонние отношения Ливана и России находятся на хорошем уровне во всех сферах — политической, экономической, военной и культурной. Они двигаются вперед в нужном направлении. Но, конечно, отношения в экономической и военной сферах находятся не совсем на том уровне, на котором хотелось бы. У нас очень хорошие политические взаимоотношения, и я с тех пор, как 3,5 года назад занял должность посла в РФ, усиленно работаю над тем, чтобы улучшить их. За последние годы мы организовали множество визитов делегаций из Ливана. В 2014 году девять министров посетили Россию, среди них — министр экономики и министр промышленности. Они возглавляли делегацию из 34 бизнесменов и владельцев крупнейших компаний Ливана. У нас были очень продуктивные дискуссии. В прошлом году российская сторона отправила делегацию в Ливан для продолжения диалога. Мы находимся на верном пути, надеемся еще улучшить наши взаимоотношения. Таким образом, отношения на политическом уровне очень хорошие, на экономическом уровне улучшаются. Товарооборот между РФ и Ливаном в 2014 году достиг максимума — 800 миллионов долларов США. Конечно, торговый баланс здесь перевешивает в российскую сторону. Россия экспортирует в Ливан около 95% от этого числа, что в большинстве своем — экспорт газа, нефти.

— Говоря о сотрудничестве в области сельского хозяйства, в начале июня министр сельского хозяйства Ливана находился с визитом в России, каковы результаты?

— Он находился в Москве с трехдневным визитом. У него была встреча с замглавы МИД РФ Михаилом Богдановым, министром сельского хозяйства Александром Ткачевым.

Никаких соглашений подписано не было, но встречи были очень важными, поскольку они заложили основу для скорого визита в июле российской делегации в Ливан. Встреча будет проходить на уровне экспертов из министерства сельского хозяйства. Они приедут в Бейрут, чтобы обсудить со своими партнерами наращивание ливанского экспорта в РФ и наоборот. Мы заинтересованы увеличить число экспортируемых овощей и фруктов, в частности яблок. Ливан славится своими вкусными яблоками, которые являются одними из лучших на рынке.

Ливан сейчас испытывает множество трудностей из-за сирийского кризиса. У нас очень маленькая страна, граничащая с юга с Израилем, который до сего момента является врагом, поскольку оккупирует ливанскую землю, на западе же находится Средиземное море, а на севере и востоке — Сирия. Все время ливанские бизнесмены перевозили свои товары в фургонах через сирийскую территорию, далее они следовали через Иорданию и страны Персидского залива. Но это было до войны в Сирии, сейчас это невозможно. Торговля нашей страны сильно зависела от этого пути. Из-за войны у нас возникли проблемы с экспортом наших товаров в страны Персидского залива, арабские страны. Поэтому министры сельского хозяйства и промышленности прорабатывают различные пути решения этой ситуации, в частности с помощью транспортировки по морскому пути. Конечно, это более дорогой способ доставки продукции, но в любом случае мы должны найти выходы на рынки. Наш министр обсудил с Ткачевым ситуацию на российском рынке и возможность увеличения поставок фруктов и овощей из Ливана. В свою очередь, господин Ткачев спросил нашего министра, может ли Ливан увеличить импорт российского мяса в Ливан. Россия заинтересована в экспорте мяса: говядины, баранины, курицы. И, конечно, Ливан нуждается в этом. Поэтому делегация из министерства сельского хозяйства поедет в Ливан в июле для обсуждение этих планов.

— Будет ли прорабатываться соответствующее соглашение?

— Да, безусловно. Даже во время встречи господин Акрам Шхейб предложил подписать меморандум о взаимопонимании между двумя сторонами, и, конечно, российская сторона согласилась с этим, но необходимо проработать детали, изучить это.

— Когда, как вы ожидаете, соответствующее соглашение будет подготовлено?

— Стороны не установили точных дат, но, как я это понимаю, это может произойти до конца года, поскольку обе стороны настроены продвигать взаимоотношения. Россия, находясь под санкциями, желает найти различных поставщиков, а Ливан из-за сирийского кризиса хочет найти новые рынки.

— Как вы оцениваете военно-техническое сотрудничество Ливана с Россией? В поставках каких российских вооружений заинтересован Ливан?

— Если мы посмотрим в прошлое, то традиционно источником вооружений для ливанской армии были западные страны — США и Франция. Конечно, у нас были политические отношения с СССР, но экономические и военные отношения были ограничены. За последнее время, десятилетие, Ливан начал искать новые источники вооружения, поскольку США наложили ограничения на поставки нам вооружений из-за Израиля, хотя именно Израиль является агрессором в данном случае. Поэтому ливанская армия и ливанское руководство пытается найти другие источники. Ежегодно в Россию отправляются десятки офицеров из ливанской армии на обучение. Они посещают военные училища по различным специальностям. Совсем недавно наш министр обороны Самир Мокбель посетил Москву, конференцию по безопасности. У него были переговоры с господином Шойгу, которые продлились полтора часа. Когда я общался с Мокбелем, то он рассказал, что встреча была продуктивной, однако, к сожалению, ничего не было подписано. Российская сторона пообещала помочь Ливану. Проблема в Ливане состоит в том, что, к сожалению, у нас нет достаточных финансовых возможностей, чтобы купить вооружения. Поэтому мы полагаемся на российскую помощь, в частности на гранты для Ливана, как это было обещано. Шесть или семь лет назад Россия обещала предоставить Ливану восемь-девять вертолетов. До сих пор это не было материализовано. Поэтому наш министр обороны обсуждал это с господином Шойгу. Но никаких определенных обещаний не было сделано. В то же время Ливан заинтересован в поставках российских вооружений, поскольку оно очень эффективно, хорошего качества.

Его эффективность была подтверждена в Сирии. У Ливана в настоящее время два главных врага — Израиль, который каждый день угрожает суверенитету Ливана, их самолеты заходят в воздушное пространство Ливана, корабли на ливанскую территорию в Средиземном море, но ситуация на границах относительно спокойная. Другой враг, который очень опасен, это терроризм на границах с Сирией. Область Арсаль — горная область на восточной границе Ливана с Сирией. Тысячи террористов ИГ («Исламское государство», террористическая организация, запрещенная в России — ред.), «Джебхат ан-Нусры» атакуют ливанскую территорию, ливанскую армию и даже устанавливают взрывные устройства в Бейруте, убивая невинных людей.

Ливан нуждается в вооружении для борьбы с этими террористами, особенно Бейрут нуждается в российских противотанковых ракетных комплексах «Корнет». Мы все еще проводим переговоры с российской стороной для получения этого вида вооружения, это очень важно. На экспертном уровне идет проработка деталей. Ливан запросил данные ракеты и, кроме того, пушки и танки Т-72. Российская сторона обещала модернизировать системы в этих танках, поскольку Ливан запросил также поставку этих танков, и, конечно, амуницию для пушек. Все это для борьбы с терроризмом. Как я сказал, ситуация на границе с Израилем спокойная, но на границе с Сирией каждый день проходят боестолкновения. Многие ливанские офицеры погибли, и нам очень требуется российское вооружение для борьбы с террористическими организациями — ИГ и «Джебхат ан-Нусрой».

— На какой стадии сейчас находятся эти переговоры с российской стороной?

— На очень продвинутой. Насколько я знаю, главный вопрос на сегодня — это окончательно договорится о цене вооружений, поскольку они обещали изучить запрос Ливана на снижение цены и также изучить запрос Ливана о грантах на вертолеты. С другой стороны, идут дискуссии о том, как оплатить поставки этих вооружений, поскольку до этого были транши от Саудовской Аравии, но, к сожалению, они остановили это. Это создало проблемы для Ливана. Поэтому, насколько я знаю, ливанское правительство сейчас ищет способы оплаты вооружений. Это главные вопросы. Но то, что касается списка вооружений, уже было согласовано. Сейчас идут дискуссии о том, как это воплотить как можно скорее в жизнь.

— Ожидает ли Ливан получить эти вооружения в ближайшем будущем, к примеру в следующем году?

— Ливан надеется получить эти вооружения в течение года.

— В этой связи планируются ли обмены делегаций министерства обороны в ближайшее время?

— Я уверен, что это случится, как только будет достигнуто окончательное решение тех вопросов, о которых я говорил ранее, и будет найдено общее понимание. Я думаю, что делегация из Ливана прибудет в Россию, чтобы подписать соответствующий контракт, или, наоборот, российская делегация приедет в Бейрут. Пока конкретного соглашения по датам нет, над этим идет работа.

— Вы уже затронули тему сирийского кризиса. Как вы видите его решение? Каковы основные проблемы на пути к политическому урегулированию?

— К сожалению, сирийский кризис очень сложен и опасен. Он продолжается уже шесть лет. Проблем в том, что со временем все только осложняется. Многие региональные и международные страны вмешиваются в сирийский кризис. И это больше не внутреннее дело Сирии, к сожалению. Это начиналось как внутренний конфликт, многие арабские страны называли это «арабской весной». Некоторые оппозиционеры выходили на демонстрации с требованием реформ. Первые шесть месяцев это были мирные протесты, и потом это переросло в кровавое противостояние.

Более половины граждан Сирии, более 13 миллионов, являются перемещенными лицами — 9 миллионов находятся внутри самой Сирии и около 4 миллионов в других странах. В Ливане находится по меньшей мере 1,5 миллиона беженцев из Сирии. И это только те, кто зарегистрирован. Необходимо отметить, что численность населения Ливана составляет не более 4,5 миллионов. Это означает, что одна треть жителей — это беженцы. Плюс к этому на территории Ливана находятся около 500 тысяч палестинцев, 10 тысяч беженцев из Ирака. Получается так, что более половины населения Ливана — это беженцы. Ливан несет очень тяжелое бремя из-за сирийского кризиса.

В этой связи мы не должны забывать об очень важных российских усилиях по урегулированию конфликта и призывах к политическому решению кризиса. Все должны понимать, что не может быть военного решения этого кризиса. Никто не может выиграть войну в Сирии — ни правительство, ни оппозиция. Конечно, у нас был проблеск надежды, когда начались переговоры при посредничестве (спецпосланника ООН по Сирии) господина Стаффана де Мистуры. После Женевы были переговоры в Вене (МГПС), была принята резолюция СБ ООН 2254 и другие. Мы надеемся, что все это может стать основой для начала политического решения кризиса. Но, к сожалению, по сей день ничего не происходит на земле. Бои и убийства все еще продолжаются, режим прекращения огня, как это было предписано СБ ООН, очень хрупок. Мы надеемся, что российские усилия при сотрудничестве с США очень скоро принесут плоды не только на благо Сирии, но и на благо всего региона, в том числе Ливана. Мы страна, которая платит наивысшую цену за сирийский кризис. Наша экономика находится в плохом состоянии, ситуация с безопасностью тоже, наши границы почти закрыты из-за ситуации с беженцами. Без разрешения сирийского кризиса ситуация на всем Ближнем Востоке не будет в порядке.

В Ливане у нас также наблюдается и другой кризис — президентский вакуум. Но это связано с проблемами в регионе. К сожалению, мы не можем выбрать президента в Ливане из-за напряженности в отношениях между региональными и международными игроками, что препятствует достижению соглашения между политическими силами в Ливане по выбору президента после более трех лет вакуума.

— Какие именно страны этому мешают?

— США не сильно заинтересованы сейчас в этом урегулировании, поскольку они заняты своими собственными выборами, Европа занята сирийским кризисом и беженцами, а также состоянием дел в ЕС в целом, Италия очень обеспокоена ситуацией в Ливии, Россия прилагает много усилий, и у меня было много встреч с (замглавы МИД РФ) Михаилом Богдановым, мы очень ценим российские усилия в этом направлении, но, к сожалению, Россия одна не может разрешить этот кризис. В регионе у нас есть две страны — Саудовская Аравия и Иран, которые наиболее вовлечены в этот кризис в Ливане. Конфликт между Ираном и Саудовской Аравии негативно влияют на ситуацию в Ливане.

— Намерен ли Ливан обращаться за дополнительной финансовой помощью к ООН?

— Конечно, нынешней помощи недостаточно. Много пакетов финансовой помощи было предложено Ливану, но, к сожалению, не более 1/3 этих пакетов было получено. Если я не ошибаюсь, Ливан получил только 800 миллионов долларов США из 3 миллиардов обещанных. Не так давно прошла конференция в Лондоне, они обещали более 5 миллиардов долларов США тем странам, которые принимают беженцев. До сих пор Ливан не знает, сколько страна получит из этой суммы. Мы все еще ждем. Конечно, нам нужно гораздо больше помощи от международного сообщества, чем то, что мы получаем сейчас.

— Есть ли подсчеты, сколько именно средств нужно Ливану?

— У меня нет точных цифр, но ливанское правительство приготовило конкретные документы, основанные на экспертных оценках и Всемирным банком, МВФ. В помощи, которую мы запрашиваем, мы нуждаемся срочно, только чтобы помочь беженцам в школах, госпиталях, с электричеством, а не ливанцам.

— Говоря о двустороннем сотрудничестве РФ и Ливана по Сирии, происходит ли обмен разведданными?

— С самого начала сирийского кризиса Ливан является уникальной страной в этом плане. Ливан является, вероятно, единственной демократией во всем арабском мире. Независимо от всех ошибок в ливанской системе, недостатков, тем не менее, у нас есть определенный минимум демократической системы. Из-за этого население Ливана сильно разделено. Некоторые поддерживают режим, а некоторые оппозицию в Ливане. Позднее это было материализовано в Сирии. Тысячи ливанцев воюют на стороне «Хезболлы», поддерживая сирийский режим. Некоторые стараются помочь сирийской оппозиции. Во время правления бывшего премьера Ливана Наджиба Микати и президента Мишеля Сулеймана ими было принято важное решение, что Ливан будет следовать политике невмешательства по отношению к сирийскому кризису. Ливан официально никогда не будет вмешиваться в сирийский кризис. Конечно, как я сказал, некоторые политические силы на настоящий момент вмешиваются, но официальная политика правительства Ливана — невмешательство. Поскольку Ливан разделен, то для того чтобы сохранить единство страны и избежать большего разделения среди ливанцев, правительство приняло решение не вмешиваться и не связывать себя ни с правительством Сирии, ни с оппозицией. С этой точки зрения Ливан не сотрудничает с Россией или любой другой страной в военном плане по Сирии. Что касается сотрудничества и обмена разведданными, то, конечно, это направлено против терроризма. Я считаю, что терроризм является угрозой для всех, всем сторонам необходимо вести такой обмен данными.

— Получается, что Ливан не намерен присоединяться ни к какой коалиции — будь то под эгидой США или РФ?

— Нет. Ливан однозначно не будет присоединяться ни к какой коалиции. Мы не вступим ни в какие коалиции против арабских стран или же с кем-то из арабских стран. Насколько мы можем, мы пытаемся примирить арабские страны. Мы рады этому способствовать.

— Как Ливан относится к предложению контроля за сирийско-турецкой границей?

— На мой взгляд, очень важно иметь контроль за этой границей, поскольку до тех пора, пока террористы проникают через турецкую границу в Сирию, присоединяются к ИГ или «Нусре», то это значит, что конец войны в Сирии очень далек. Есть много шагов, которые должны быть предприняты, и в их числе — закрытие границы. Очень важно, чтобы как можно скорее был вновь запущен политический процесс. Вы не можете просто перекрыть границу без политического процесса, у вас не может быть долгосрочного режима прекращения огня без политического разрешения кризиса. Все в конце концов зависит от политического процесса.

— Считаете ли вы, что стороны могут прийти к соглашению относительно будущего президента Башара Асада в Сирии?

— В конечном счете они придут к соглашению. В этом смысле я полностью поддерживаю РФ, которая призывает к имплементации дорожной карты резолюции 2254 СБ ООН, которая предполагает создание переходного органа управления, новой конституции к августу и после 1,5 лет новые выборы под эгидой ООН. Это лучшее решение вопроса о будущем Асада в Сирии.

— Считаете ли вы, что соглашение по мигрантам между ЕС и Турцией работает?

— Не секрет, что Турция использует это соглашение для оказания давления на ЕС. В частности, они просят безвизовый режим, экономические выгоды и так далее. Турция использует беженцев как разменную карту, чтобы оказывать давление на Европу. У ЕС своя политика и стратегия, как и у Турции. Ливан не может делать то же самое. Ливан уважает международное право. Мы работаем с ООН и международными организациями, сообществом, чтобы получить ту помощь, которую мы заслужили.

Татьяна Калмыкова

Источник

Также интересно:

Расчеты ПВО соединения ВВО завершили переобучение на ЗРК «Тор-М2У»
Минобороны Австралии получило дополнительные вертолеты CH-47F «Чинук»
Коллегия Минобороны обсудит реализацию планов для ЗВО до 2020 года
Германия закупит у Израиля пять ударных беспилотников
Чем опасны для человека и человечества новые технологии
В Совфеде рассказали о перспективах сотрудничества с Турцией в обороне
Более 700 ед. военной и специальной техники было задействовано в Армейских международных играх-2016
Пакистан закупит неатомные подлодки в Китае