Почему Украина превращается в свалку и как решить проблему с мусором

За годы независимости в Украине сформировалась модель национальной экономики, которая генерировала максимально возможное перераспределение наиболее ликвидных активов между властным истеблишментом и им же выкормленным олигархическим капиталом. В результате мы имеем структурно разбалансированную экономику, где продолжают доминировать ресурсоемкие производства, материально-техническая база которых сформировалась еще в далекие хрущевские и брежневские времена. 

Поэтому неудивительно, что изготовление готовой продукции в отраслях материального производства сопровождается образованием значительных объемов твердых промышленных отходов. 

Более того, рудимент советской гигантомании (города-терриконы) в последние десятилетия дополнился большим количеством стихийных свалок бытовых отходов, которые стали неотъемлемой составляющей урбанизированных территорий Украины. И неудивительно, что решение проблемы обращения с отходами сегодня стало маркером профессиональной пригодности высшего звена управленческой природоохранной вертикали и органов местного самоуправления относительно формирования благоприятной окружающей среды для жизни украинских граждан.

В подавляющем большинстве отходы имеют физические, химические, биологические и другие опасные свойства.

Поэтому используют классификацию, согласно которой выделяют четыре класса опасности отходов: 

 

  • I класс опасности (чрезвычайно опасные — отработанные люминесцентные лампы); 
  • II класс опасности (высоко опасные — батареи аккумуляторные свинцовые некондиционные, аккумуляторы щелочные, в т. ч. кадмиево-никелевые, некондиционные, батареи свинцовые испорченные или отработанные); 
  • III класс опасности (умеренно опасные вещества — масла и масла моторные, трансмиссионные другие испорченные или отработанные, отходы песка, загрязненного нефтепродуктами, автомобильные фильтры, лакокрасочные отходы); 
  • IV класс опасности (малоопасные — основная масса отходов).

 

Особенно опасны отходы I-III класса опасности. Это отходы отраслей промышленности, использующих вредные для окружающей среды химические соединения, а также образованные домохозяйствами отходы. 

За период с 1994 по 2015 год в динамике годового объема образованных отходов I-III классов опасности в целом (все виды экономической деятельности) наблюдалась нисходящая тенденция. Если в 1994 г. годовой объем образованных отходов I-III классов опасности составил 4956 тыс. т., то в 2000 г. — 2613 тыс. т., в 2002 г. — 1729 тыс. т . 

То есть в 2002 г. по сравнению с 1994 г. объем образованных отходов I-III классов опасности уменьшился в 3,8 раза, что стало следствием структурной перестройки национального хозяйства и свертывания мощностей в высокотехнологичных отраслях промышленности, которые использовали опасные химические соединения.

Размер образованных отходов в 2015 г. был минимальным за период с 1994 по 2015 годы и составил всего 587 тыс. тонн, что в 8,5 раза меньше уровня 1994 г. и почти в 4 раза ниже показателя 2008 года. Кроме того, образование отходов в 2015 г. было в 3 раза ниже по сравнению с 2011-2012 годами, когда еще в стране наблюдались признаки экономического роста. Такое сокращение объемов образования отходов, в первую очередь, объясняется перманентным падением промышленного производства, а также несовершенной системой учета самых отходов. 

Динамика образования, утилизации и удаления отходов I-III классов опасности* (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)*в 2014 и 2015 гг. без учета временно оккупированной территории АРК, г. Севастополя и части зоны проведения АТО

Как утилизируем

Процент утилизации отходов также остается низким в течение 1994-2015 годов и колеблется в пределах 40-60%. В 1994 г. было утилизировано 43% всех отходов, а в 2008 г. — 39% и 2015 г. — 54%. 

Отсутствие новых технологий, которые обеспечили бы минимизацию образования отходов и непосредственную их переработку в промышленном производстве, подтверждается низким уровнем модернизации основного капитала, который почти не меняется в течение 1994-2015 годов. 

Это также доказывает, что сокращение образования отходов произошло за счет деградации индустриального потенциала страны.

Традиционно крупнейшим эмитентом отходов является добывающая промышленность и разработка карьеров. В 2014 году по сравнению с 2010 годом удельный вес добывающей промышленности в общем объеме отходов от всех видов экономической деятельности не изменился и составил 76,8%. И это неудивительно, исходя из того, что украинская экономика имеет сырьевую направленность. На втором месте находится перерабатывающая промышленность, основным эмитентом отходов в которой является металлургическое производство. 

Объем сожженных отходов и их удельный вес в общем объеме образованных отходов* (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)*в 2014 и 2015 гг. без учета временно оккупированной территории АРК, г. Севастополя и части зоны проведения АТО

Структура образования отходов от экономической деятельности в Украине в 2010 году (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)

Структура образования отходов от экономической деятельности в Украине в 2014 году (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)

Новые тенденции относительно объемов производства в национальном хозяйстве формируют ситуацию, в которой активно растет доля отходов сельского хозяйства. 

Это связано с тем, что агробизнес является едва ли не единственными видом экономической активности, демонстрирующим рост объемов производства. Это связано с увеличением уровня концентрации сельскохозяйственного производства за счет укрепления позиций вертикально интегрированных предпринимательских объединений холдингового типа, а также усилением энергетической направленности растениеводства (увеличение посевных площадей сельскохозяйственных культур энергетической направленности), что привело к образованию дополнительных объемов отходов.

Объем образованных отходов в сельском, лесном и рыбном хозяйстве и их удельный вес в общем объеме образованных отходов* (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)*в 2014 и 2015 гг. без учета временно оккупированной территории АРК, г. Севастополя и части зоны проведения АТО

Что касается сельского и лесного хозяйства, то известно о теплотворной способности многих видов твердых органических отходов (твердых бытовых, сельскохозяйственных отходов, отходов деревообработки и др.), которые могут сжигаться с последующей рекуперацией части энергии. 

В мире создано огромное количество мусоросжигательных заводов, работающих по принципу прямого сжигания. Гораздо эффективнее подвергать массу отходов процессу газификации, в результате которого органическая составляющая отходов превращается в горючий газ, который имеет широкий спектр возможностей по дальнейшему применению, главная из которых — энергетическая. 

Однако, как видно не все отходы в сфере заготовки и обработки древесины сжигаются или утилизируются. Так чрезвычайно низкий процент утилизации отходов зафиксировано в 2014 г. — только 4,5%. В 2015 году данный показатель был равен 5%. 

Это связано с тем, что с наступлением экономического кризиса у субъектов хозяйствования началось перманентное кризисное состояние и имеет место отсутствие оборотных средств для ведения основной деятельности. В результате снизились или вообще остановились темпы работ по утилизации и сжиганию древесных отходов.

Динамика образования, утилизации и сожжения древесных отходов в Украине* (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины)*в 2014 и 2015 гг. без учета временно оккупированной территории АРК, г. Севастополя и части зоны проведения АТО

Что можно сделать

Значительный потенциал наращивания объемов топливных энергетических ресурсов связан с увеличением заготовки и переработки в топливные гранулы отходов лесосечного производства, которые образуются в местах проведения сплошных и выборочных рубок. 

К сожалению большинство такого рода древесных отходов сжигается в местах проведения рубок, что увеличивает эмиссию углеводорода и уменьшает ресурсною базу комплексного лесопользования. Учитывая значительные объемы отходов лесосечного производства, их переработка может стать серьезной предпосылкой для укрепления энергетической самодостаточности отдельных административных районов и территориальных общин, в частности это даст возможность обеспечить массовую замену газов котлов на твердотопливные.

Еще одним "узким местом" институциональной среды обращения с отходами является низкий уровень капитальных инвестиций в сферу образования, утилизации, сожжения и захоронения отходов. 

В связи с этим, в Украине медленно внедряются новейшие технологии переработки и утилизации отходов. В период с 1996 по 2010 годы значительного увеличения капитальных инвестиций не наблюдалось, что и привело к интенсивному увеличению числа стихийных мусорных свалок в связи с отсутствием возможности строительства современных полигонов. Лишь в 2011 года по сравнению с 2010 годом имело место значительное увеличение объема капитальных инвестиций в сферу обращения с отходами. В 2015 году 737,5 млн. грн. было направлено на внедрение новых мощностей по обращению с отходами, тогда как текущие расходы на содержание уже действующих, работающих по старым технологиям, достигли 6801 млн. грн. 

С целью упорядочения отношений по обращению с отходами и минимизации негативного влияния на окружающую среду в практике фискального регулирования природопользования было институционализировано экологический налог (до 2011 г. — сбор) за размещение отходов в специально отведенных местах или на объектах, кроме размещения отдельных видов отходов как вторичного сырья. 

То есть экологический налог за размещение отходов, с одной стороны, должен стимулировать предприятия к их минимизации через комплексное использование вторичного сырья, а с другой — стать важным источником формирования фондов финансирования воспроизводства окружающей среды. 

За период с 1996 по 2014 год в динамике номинальной величины (в фактических ценах) предъявленного экологического налога (сбора) за размещение отходов в специально отведенных местах или на объектах кроме размещения отдельных видов отходов как вторичного сырья наблюдался восходящий тренд. 

Если в 1996 году сумма предъявленного экологического налога (сбора) составляла 42,5 млн. грн., в 2004 г. — 110,1 млн. грн., в 2008 г. — 368, 5 млн. грн., в 2011 г. — 491,6 млн. грн., то в 2014 г. — 835,2 млн. грн. 

Номинальный рост суммы предъявленного экологического налога обеспечивался через индексацию его ставок в связи с инфляционными процессами. Существенного увеличения реальной величины предъявленного экологического налога за размещение отходов не произошло, что связано с отсутствием критически необходимого набора мер по идентификации реальной базы взыскания данного фискального платежа. Нет должной взаимосвязи между региональными подразделениями Минприроды и экологической инспекции, с одной стороны, и территориальными отделениями Государственной фискальной службы Украины — с другой. Споры о методологии и базе начисления экологического налога за размещение отходов не утихают и по сей день и являются объектом споров между различными министерствами, профильными комитетами Верховной Рады и научным сообществом.

Предъявленный экологический налог (сбор) за размещение отходов в специально отведенных местах или на объектах, кроме размещения отдельных видов отходов как вторичного сырья, в фактических и сопоставимых ценах и его удельный вес в общем объеме экологического налога (сбора) за загрязнение окружающей природной среды (рассчитано по данным Государственной службы статистики Украины).

К сожалению инструменты фискального воздействия на предприятия, которые генерировали и генерируют львиную долю твердых промышленных отходов, в форме сначала сбора, а с недавних пор экологического налога за размещение отходов и штрафов за нарушение природоохранного законодательства срабатывают с чрезвычайно низким уровнем эффективности. 

Ставки платы за размещение отходов, в том числе тех, которые отмечаются повышенным уровнем опасности для окружающей среды и здоровья людей, для многих субъектов промышленного производства, в первую очередь тех, которые входят в вертикально интегрированные предпринимательские объединения, не является действенным стимулом к формированию современных систем размещения и утилизации отработанных материальных ресурсов. Им выгоднее заплатить символическую величину экологического налога за размещение отходов и дальше продолжать работать в традиционном для украинских реалий формате.

С бытовыми отходами — сложнее

Второй аспект проблемы образования отходов, который в большей степени связан с мировоззренческими ориентациями рядовых граждан и профессиональными качествами местной власти, — это образование бытовых, в том числе твердых бытовых отходов. 

Квинтэссенцией состояния обращения с твердыми бытовыми отходами является панорама территорий, приближенных к магистральным автодорогам и местам массового отдыха, где после таяния снегов трава устлана полиэтиленовыми пакетами, пластиковыми изделиями, газетами и другими предметами, которые побывали в использовании. Более того, вокруг городов, поселков и сел сформировалась значительное количество стихийных свалок, что так или иначе приводит к загрязнению окружающей среды, а также снижает уровень инвестиционной привлекательности прилегающих к этим свалкам территорий. 

Отражением ситуации в области обращения с твердыми бытовыми отходами стала трагедия, вызванная смещением мусора, на Грибовицкой мусорной свалке возле Львова. 

Станет ли грибовицкий синдром предпосылкой пересмотра стратегических приоритетов государственной политики в сфере обращения с отходами покажет время.

Ситуация, которая сегодня сложилась в сфере обращения с отходами, обусловлена в значительной степени политикой украинских правительств еще начиная с середины 90-х годов прошлого века, когда население пытались убедить в том, что привлечение значительных финансовых ресурсов для решения экологических проблем, в частности наведение порядка с отходами — это прерогатива богатых стран. 

Поэтому неудивительно, что не были заложены в политику регулирования размещения отходов проверенные мировой практикой налоговые и кредитные преференции, которые стимулируют субъектов предпринимательской деятельности в максимальной степени обеспечивать рециклинг отходов производства (рециклинг — это возврат в промышленное производство многих материалов, которые содержатся в отходах промышленности, строительства и бытовой сферы) и сводить к минимуму попадание в окружающую среду вредных веществ. 

С подписанием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС перед нашей страной стоят обязательства по приближению отечественного законодательства к законодательству Европейского Союза, в частности путем имплементации директив, касающихся сферы обращения с отходами. Удачное решение такой задачи откроет перед Украиной новые возможности по привлечению иностранного капитала в развитие индустрии обращения с отходами.

Между тем, трагедия на Грибовицкой мусорной свалке убедительно продемонстрировала, что в сфере обращения с отходами сложилась крайне напряженная ситуация, которая представляет значительную опасность для жизни людей и окружающей среды, особенно на территориях, приближенных к крупным городам. Муниципалитеты не имеют достаточных финансовых ресурсов для строительства современных полигонов складирования отходов и предприятий по их утилизации, чтобы уменьшить техногенную нагрузку на пригородные территории, где сейчас находятся свалки отходов, концентрация которых обычно превышает все допустимые нормы. 

Ускорение процессов наращивания объемов инвестирования проектов в сфере обращения с отходами на уровне регионов и территориальных общин связывается с совершенствованием законодательства о государственно-частном партнерстве. 

Наиболее перспективными формами государственно-частного партнерства в части обращения с отходами следует считать концессию, аренду, формирование кластерных объединений. Заключение соглашений концессии и аренды, основанных на передаче прав временного пользования полигонами свалок отходов специализированным предпринимательским структурам, несет определенные риски, поскольку отсутствие приемлемого уровня предпринимательской этики в части соблюдения интересов территориальных общин может привести к непредсказуемым экологическим и социальным последствиям даже при условии внедрения современных технологий обращения с отходами. 

При нынешней политико-правовой ситуации более приемлемым является внедрение соглашений государственно-частного партнерства, которые предусматривают вхождение государственных (коммунальных) и частных партнеров в уставные и неуставные объединения, поскольку при таких условиях будет соблюдаться непосредственный контроль местных властей за деятельностью предпринимательских структур в сфере обращения с отходами. Разновидностью таких объединений выступают кластеры.

В отдельных регионах уже идет процесс формирования кластеров, но без соответствующего законодательного обеспечения этот процесс не может приобрести массового характера. Кластеризация — это добровольная форма объединения усилий заинтересованных сторон в системе обращения с отходами, куда наряду с органами местного самоуправления могут входить коммунальные предприятия, общественные организации, финансово-кредитные учреждения, что позволит сформировать целостную цепь по размещению, утилизации и удалению отходов различных классов опасности. То есть кластер должен быть законодательно закрепленной формой государственно-частного партнерства с внесением соответствующих изменений в Закон Украины "О государственно-частном партнерстве".

Директор общественной организации “Европейский аналитический центр” Василий Голян специально для UBR.ua

Источник

Читайте также

You may also like...