Алжирский саммит ОПЕК впервые за восемь лет сумел побороть противоречия с Ираном — за исключением этой страны, а также находящихся в бедственном положении Нигерии и Ливии, все государства картеля договорились на месяц заморозить добычу нефти. 

До этого решения острые военные и межконфессиональные религиозные противоречия с Тегераном не позволяли пойти на такой шаг ведущему государству картеля, Саудовской Аравии. Накануне саммита Эр Рияд значительно ухудшил отношения США. Для стран ОПЕК американо-саудовское охлаждение стало главным поводом забыть об Иране, и заняться новыми, более опасными проблемами. 

Ничего личного

Формальным поводом для ухудшения саудовско-американских отношений стало сокрушительное поражение администрации Барака Обамы в противостоянии с Конгрессом вокруг закона о терактах 11 сентября. Этот закон позволил тысячам американцев подавать в суд на Саудовскую Аравию за причастность к терактам 2001 года, и требовать возмещения убытков. Но от будущих американских исков богатейшее саудовское королевство вряд ли сильно обеднеет. 

Поэтому эксперты называют главным неформальный повод: слабую реакцию Вашингтона на попытку военного переворота в Турции. 

В арабском мире рассчитывали, что США жестко отреагируют на установление режима автаркии в одной из стран НАТО, и не позволят Турции начать военную операцию в Сирии. Предполагалось, что Вашингтон должен был осудить режим Эрдогана и запретить ему вмешиваться в сирийскую войну, где господствуют арабские, а не турецкие интересы — через эту страну идут газо- и нефтепроводы, очень важные для Египта и Ирака. Они не работают из-за войны, и Турция как транзитная страна нагревает на этом руки. 

Из-за сирийской бойни, сегодня Египет, и в дальней перспективе, Саудовская Аравия, не смогут экспортировать в Европу ни одного кубометра газа. Протянутый еще в 2011 году к границе Турции Трансарабский газопровод простаивает, что сдерживает развитие египетской и саудовской газовой промышленности. 

Еще хуже обстоят дела с влиянием сирийской войны на экспорт нефти. Нефтепроводы из Ирака в Сирию и Ливан блокированы, и не работают. Вся нефть иракского Курдистана идет на мировые рынки через порты Турции. Это грозит скорым превращением федерального Ирака на конфедерацию протурецких иракских курдов и проиранских шиитов. 

Подливают нефти в огонь

Суннитские арабские страны абсолютно не устраивает такой расклад в Сирии и тяжелые перспективы Ирака. Если турки помогут усилить автономию иракского Курдистана, эта очень богатая на нефть молодая республика вряд ли войдет в мировой нефтяной картель: курдов с арабами почти ничего не связывает. Но все- таки, до последних пор, пока недавняя попытка переворота в Турции не вылилась в военную операцию «Щит Евфрата» в Сирии, у арабских стан ОПЕК сохранялся оптимизм. 

Они рассчитывали, что США поддержат в Сирии не турецкую военную операцию, а давно подготовленную миссию 35-тысячных сил быстрого развертывания Лиги Арабских государств (СБР ЛАГ). Но накануне подготовки очередного заседания ОПЕК, все произошло наоборот. 

При согласии США, турецкие войска вошли в Сирию, и начали выстраивать приграничный коридор безопасности для аккумулирования потоков беженцев. Что касается военной миссии ЛАГ, то возглавляемая США международная коалиция по борьбе с исламским Халифатом отложила эту арабскую военную инициативу в долгий ящик. 

Для Саудовской Аравии все эти повороты Вашингтона очень много значат. Эр Рияд вложил в политический проект создания СБР ЛАГ миллиарды долларов. Вместе с Украиной, королевство намерено вооружить эти силы мощной военно-транспортной авиацией, которая будет способна быстро перебрасывать несколько бригад спецназа в любой уголок арабского мира. На фоне этих усилий, поворот Вашингтона в сторону Турции на сирийском фронте стал для Эр Рияда откровенно враждебным жестом. 

Кроме таких политических недоразумений с Вашингтоном, у американо-саудовского охлаждения отношений есть еще один важный нюанс. США особо не критикуют ракетную программу Турции, которая с 2014 года в обход НАТО строит тактические и крылатые ракеты по китайским технологиям. В то же время, Вашингтон жестко давит на Саудовскую Аравию за во многом аналогичную ракетную программу, которая предусматривает модернизацию китайских межконтинентальных баллистических ракет, чтобы создать паритет между Эр Риядом и Тегераном. 

Все эти факторы позволили арабским странам ОПЕК консолидироваться, и сделать «ход конем», и согласится на право Ирана увеличивать добычу нефти при условии, что все остальные крупные производители ее заморозят. На стабилизацию низких мировых нефтяных цен такой шаг вряд ли повлияет. Мировые мощности хранения нефти затоварены, китайская экономика замедляет рост, и чтобы уберечь мировые котировки от дальнейшего падения, одной только заморозки добычи мало, ее надо существенно сокращать.

Но задача ОПЕК сейчас состоит скорее не в экономике, а в политической консолидации — арабские производители нефти решили вырвать из рук США такой козырь, как противопоставление шиитских и суннитских арабских стран, и пока что Саудовской Аравии это удается. 

Компенсировав доходы, утраченные в период санкций, Иран обещает в 2017- 2018 годы присоединится к решению ОПЕК о замораживании добычи. Если такая перспектива выльется в договор между членами картеля, иранцы смогут найдут деньги для своих военных и трубопроводных амбиций, и Ближний Восток захлестнет новая волна нефтяной конкуренции и дорогостоящей гонки вооружений. 

В части военных ассигнований Египет и Саудовская Аравия будут вынуждены тратиться на создание противовесов Ирану и Турции, а для этого надо не допускать дальнейшего падения цен на нефть. В части экспортной нефтяной политики Иран и Саудовская Аравия еще больше ужесточат борьбу за рынки Восточной и Южной Европы, которые ранее занимали российские экспортеры.   

Украинский интерес  

Для Украины и остальных стран региона неожиданное «квотное перемирие», которого достигли два таких ведущих члена ОПЕК, как Саудовская Аравия и Иран, выглядит сущим подарком. Компромисс с заморозкой добычи ни в коей мере не означает, что иранские и саудовские компании прекратят борьбу за новые рынки. 

Число источников импорта нефти из-за конкуренции будет расти, позитивно влияя на цены отпуска нефтепродуктов с НПЗ. Низкие цены оказывают полезное воздействие на внутренние рынки, и дешевая нефть стимулирует экономику.  

Но следует помнить, что в среднесрочном плане, новая картельная политика Саудовской Аравии больше относится не к экономике, а к зареву поглощающего Ближний Восток масштабного военно-политического кризиса. Этот конфликт заставляет все страны региона находить компромиссы, и вместе давить на США, ведь от замораживания добычи до политики поэтапного сокращения добычи нефти всего один шаг, который будет способен похоронить и без того изрядно подпорченный арабо-американский политический диалог.   

Источник

Также интересно: