Гонка за “Лидером” и колпак, полный блох


ВМФ России
Источник: РИА Новости / Григорий Сысоев

Снова о статистике российского военно-морского строительства

Первый русский царь Иоанн IV, после смерти получивший прозвище Иван Грозный, был не только патологически жестоким человеком, но и обладал изощренным умом. Поскольку тогда казна державы, впрочем, как и в другие времена, страдала от нехватки средств, царю приходилось изобретать все новые и новые подати. В этой сфере Иоанн IV не имел себе равных. Однажды он велел с каждого московского двора принести ему по колпаку живых блох. В противном случае, крупный штраф. Естественно, никто не мог выполнить приказ самодержца. Пришлось платить. Однако, если бы на Руси в те времена обитали чиновники Министерства обороны РФ, занимающиеся отчетностью и статистикой, они смогли бы запросто обвести вокруг пальца грозного царя.

Пересчитаем снова

Мы не раз обращались к теме искажения данных по военно-морскому строительству в Российской Федерации, однако чиновники, готовящие данные для публичного выступления главе военного ведомства и военно-политическому руководству страны, не перестают удивлять. Так на недавнем селекторном совещании Сергей Шойгу сообщил, что в текущем году ВМФ планирует получить 12 боевых кораблей, восемь боевых катеров и 23 судна вспомогательного флота.

Давайте попробуем пересчитать. Во всяком случае, в отношении цифр, касающихся боевых кораблей, это совсем несложная задача. Не так уж много их строится. В этом году промышленность уже сдала Военно-морскому флоту России два фрегата проекта 11356Р/М: “Адмирал Григорович” и “Адмирал Эссен”. Правда, согласно контракту, первый должен был быть передан ВМФ еще в 2013 году, а второй – в 2014-м. До конца текущего года судостроители обещают поставить флоту и третий однотипный корабль – “Адмирал Макаров”. И, похоже, они сдержат слово.

Сейчас проходят ходовые испытания две дизель-электрические подводные лодки проекта 06363 “Великий Новгород” и “Колпино” – заключительные субмарины черноморской серии. Они тоже должны быть сданы до конца года. Также на испытаниях большой десантный корабль (БДК) “Иван Грен” проекта 11711 и базовый тральщик “Александр Обухов” проекта 12700. Вероятно, их удастся довести до ума до конца года, если в отношении первого решат проблемы с двигательной установкой, а второй удастся насытить современным отечественным противоминным оружием взамен ранее планировавшегося импортного. На Дальнем Востоке достраивается и готовится к испытаниям корвет “Совершенный” проекта 20380. Его, как и тральщик и БДК, намеревались поставить флоту еще в прошлом году, но не сложилось.

Также в прошлом году обещали сдать отечественному ВМФ фрегат “Адмирал флота Советского Союза Горшков” – головной проекта 22350. Но потом по причине “большого объема испытания вооружения корабля” это событие перенесли на конец текущего года. А недавно стало известно, что Верховный Главнокомандующий президент РФ Владимир Путин в категорической форме потребовал от промышленности закончить все испытания фрегата не позже ноября. И действительно, сколько можно ждать? Этот корабль строится и испытывается без малого 11 лет!

“Адмирал флота Советского Союза Горшков” – очень красивый корабль. Но зенитный ракетный комплекс “Полимент-Редут”, на нем установленный, не работает. В середине июля этого года начальник Главного управления вооружения Вооруженных сил РФ генерал-лейтенант Анатолий Гуляев официально сообщил, что “до настоящего времени по теме “Полимент-Редут” не получено положительного результата”. И дело не только в корабельных зенитных управляемых ракетах (ЗУР) этого комплекса, которые, по словам очевидцев, “валятся на третьей секунде полета”, но и в функционировании систем обнаружения целей и обеспечения наведения на них ракет.

Проблема эта не новая. В ряде публикаций “НВО” обращалось внимание на катастрофическую ситуацию с ЗРК “Редут”, который из-за неспособности выдавать с помощью РЛС “Фурке-2” целеуказание ЗУР сделал беззащитными для ударов с воздуха корветы проекта 20380. “Полимент-Редут” – дальнейшее развитие неудачного “Редута”. Мы высказывали предположение, что и с этим комплексом возникнут трудности. К сожалению, наш прогноз оправдался.

В итоге грянул гром: в начале августа этого года “за упущение в работе и утрату доверия” уволен с поста генерального директора НПО “Алмаз” Виталий Нескородов, по чьему ведомству числятся “редуты” и “полименты”. Но громкая отставка, увы, не решит проблему корабельных ЗРК. Судя по всему, здесь системная ошибка. И чтобы ее понять и найти решение, понадобится время. На это потребуется не месяц и не два. До конца года “Полимент-Редут” вряд ли порадует.

А что же с “Адмиралом флота Советского Союза Горшковым”? Похоже, Министерству обороны придется принять фрегат в состав ВМФ без ЗРК, как это случилось с корветами проекта 20380.

Таким образом, с учетом кораблей, проходящих испытания, российский флот в лучшем случае получит в текущем году восемь боевых кораблей (четыре фрегата, две подводные лодки, большой десантный корабль и тральщик). Все они, кстати, построены предприятиями Объединенной судостроительной корпорации (ОСК). Это вдвое лучший результат по сравнению с прошлогодним. Тогда флот пополнился двумя подводными лодками проекта 06363 и двумя малыми ракетными кораблями “Зеленый Дол” и “Серпухов” проекта 21631, которые 19 августа нанесли высокоточные удары ракетами “Калибр” по объектам террористов в Сирии.

Министр обороны говорил о 12 боевых единицах. Но этого никак не может быть. Откуда же взялась эта цифра? Чиновники российского военного ведомства почему-то очень любят магическое для них число “четыре”. Вот они и приписали мифическую четверку к реально возможным восьми кораблям. Эти “блохи” заметно улучшили результат.

Технология приписок

Впрочем, существует целый арсенал приписок, под которыми нередко имеется материальная основа. Например, такое российское ноу-хау, как включение в число вновь вступивших в строй кораблей и подводных лодок, прошедших ремонт и модернизацию. В этом году, например, после ремонта на Балтийский флот вернулся сторожевой корабль “Ярослав Мудрый” проекта 11540. Он уже несет антипиратскую службу в Аденском заливе. Тихоокеанский флот принял отремонтированную атомную подводную лодку (АПЛ) К-419 “Кузбасс” проекта 971, а Балтийский – дизель-электрическую ПЛ “Выборг” проекта 877. Снова в строю флагман Каспийской флотилии ракетный корабль “Татарстан” проекта 11661К. Вот вам и недостающая четверка. В этом году должен завершиться ремонт атомной подводной лодки стратегического назначения К-44 “Рязань” проекта 667БДР. В запасе есть еще несколько дизель-электрических субмарин, которые могут до конца года вернуться в состав ВМФ после ремонта. Скоро должны начаться испытания ракетного крейсера “Маршал Устинов” проекта 1164, который с июня 2011 года проходит модернизацию.

Подсчет катеров – более сложная задача, поскольку к ним, дабы нагнать количество, нередко относят даже моторные лодки с подвесным мотором. В планах можно обнаружить только два катера – противодиверсионные проекта 21980. Оба они проходят испытания и скоро пополнят Северный флот. А вот еще с шестью – полный туман. Вполне возможно, речь идет о небольших скоростных транспортно-десантных катерах типа БК-16 и десантно-штурмовых типа БК-10, о серийном строительстве которых недавно объявлено. Их можно сделать в короткий срок.

Еще более неясная картина вырисовывается со вспомогательными судами. В Министерстве обороны к их числу под “общую гребенку” приписывают небольшие базовые плавучие средства: рейдовые буксиры, рейдовые катера, нефтемусоросборщики и т.д. Как с иронией замечает по этому поводу на страницах журнала Военно-морского института США Proceedings бывший военно-морской атташе Соединенных Штатов в РФ кэптен Томас Р. Федышин, в России “склонны преувеличивать объем поставок, зачастую смешивая в кучу небольшие прибрежные суда и большие военные корабли”. Но иначе цифра 23 никак не вырисовывается.

И все-таки попробуем из этой “кучи” выбрать действительно вспомогательные суда, то есть единицы, способные выполнять свои задачи не на рейде и не в гавани. С начала года ВМФ пополнился спасательными буксирами СБ-738 проекта 22870, СБ-121 и СБ-123 проекта 02980, а также опытовым судном “Виктор Чероков” проекта 20360ОС. Еще в прошлом году должно войти в строй судно тылового обеспечения “Эльбрус” – головное судно проекта 23120. Давно минула первая половина года нынешнего, а оно так и не вышло на испытание. Или все надежды на теплую зиму? А если она выдастся холодной? Вряд ли поспеет до зимы выйти в море и танкер “Академик Пашин” проекта 23130.

Вместо 23-х отечественный ВМФ получит от силы пять-шесть вспомогательных судов. Другими словами, дело с ними, хотя они и проще по конструкции и составу комплектующих, обстоит еще хуже, чем с боевыми единицами.

Выгодный долгострой

Вы, наверное, обратили внимание, что ракетный крейсер Северного флота “Маршал Устинов” проходит модернизацию, причем неглубокую, вот уже пять лет. Еще в более длительный долгострой грозит превратиться радикальная перестройка тяжелого атомного ракетного крейсера (ТАРКР) “Адмирал Нахимов” по проекту 11442М. Его обещали сдать в 2018 году, затратив 50 млрд руб. Однако в начале июня этого года главком ВМФ РФ адмирал Владимир Королев, сообщил, что этот ТАРКР вернется на флот в 2020 году, то есть срок сдвинут на два года вправо. Такой вариант развития событий не явился неожиданностью. Он закономерен. Об этом писала газета. Можно утверждать, что и названный главкомом срок – неокончательный. Его придется еще “подвинуть” вправо года на два-три, а то и вовсе поближе к 2025-му. Ведь до сих пор работа над технической документацией, необходимой для осуществления модернизации, еще не завершена. Несомненно, смета расходов переоборудования корабля будет значительно, если не многократно, превышена.

И все во имя чего? Даже насытив “Нахимова” самыми современными системами и оружием, включая гиперзвуковые ПКР “Циркон”, в случае войны нельзя будет уберечь крейсер от ударов более многочисленных сил ВМС и ВВС западных “партнеров” России с воздуха, из воды и с моря. Этот суперкорабль успешно сможет выполнять только одну задачу: быть плавающим пьедесталом для первых лиц государства, время от времени приезжающих на Северный флот, дабы убедиться, что этот флот все еще существует. Конечно, радикальная модернизация “Нахимова” преследует и другую цель. Она основательно затрудняет контроль за расходованием средств, поступающих из бюджета на перестройку корабля.

Не успела набрать обороты эпопея с модернизацией “Адмирала Нахимова”, как, похоже, высокое начальство готово дать старт новой авантюре. Мы имеем в виду планы постройки то ли восьми, то ли двенадцати эскадренных миноносцев проекта 23560 “Лидер”, строительство которых должно начаться в 2019 году. Их полное водоизмещение составит более 17 500 т – такое же, что имели самые массовые советские крейсера проекта 68-бис, длина 200 м и ширина 20 м. Корабли будут нести до 200 единиц ракетного оружия – ПВО/ПРО, противокорабельного, противолодочного, а также предназначенного для поражения береговой цели. Энергетическая установка скорее всего ядерная на базе атомной энергоустановки РИТМ-200, которая устанавливается на атомных ледоколах нового поколения проекта 22220. Она позволит развивать максимальную 32-узловую скорость хода. Дальность плавания неограниченная, автономность по запасам провизии – 90 суток.

Все это очень впечатляет, но строить такие корабли в настоящее время некому и негде. Кадры квалифицированных судостроителей, особенно имеющих опыт сборки крупнотоннажных надводных кораблей, утрачены. Верфи, способные оснащать атомными энергетическими установками боевые надводные корабли, отсутствуют. Севмаш не в счет, поскольку обязан прежде всего строить так нужные флоту атомные подводные лодки, а не корректировать срок их сдачи вправо.

Ставка на атом

Между тем появилось сообщение о намерении отечественного оборонпрома впредь оснащать ядерными энергетическими установками все боевые корабли 1-2 ранга нового поколения. Это, дескать, связано с тем, что разработка и производство АЭУ налажены в России и не зависят от поставки из-за рубежа. Предполагается создать линейку унифицированных установок для надводных кораблей водоизмещением от 4 тыс. т (фрегат) до 80 и более тысяч тонн (авианосец), мощностью от 40 до 200 мегаватт. С учетом того, что потребности отечественного ВМФ в ближайшие 20 лет в кораблях 1-2 ранга можно оценить примерно в 40 единиц, производство такого количества АЭУ “не составит особой сложности”.

Из-за того, что в великой судостроительной державе России не выпускаются надежные дизели и в настоящее время вообще отсутствуют газовые турбины, будем оснащать большие надводные корабли атомными энергоустановками. Удовольствие это встанет в копеечку! И еще какую! Но российский бюджет просто не потянет подобную новацию. Даже если такое и случится, атомные военные корабли под Андреевским флагом будут бороздить моря и океаны в веселой компании катеров и судов “Гринпис”. Их просто не пустят в большинство портов мира. С помощью ядерных монстров можно лишь пугать зарубежных обывателей и вытрясать из них деньги на военные расходы США и НАТО. В чем руководство последних уже набило себе руку.

Но до этого, мы уверены, дело все-таки не дойдет. Корпус “Лидера” еще построить можно, а вот при насыщении его вооружением и оборудованием будут возникать бесконечные трудности. Здесь достаточно сослаться на печальную историю строительства фрегатов проекта 22350 и корветов проекта 20380, которые на сегодняшний день остались без ПВО/ПРО, и, проще говоря, являются небоеспособными кораблями. К слову, в 2001 году при закладке корвета “Стерегущий”, головного проекта 20380, высокие чины и должностные лица уверяли, что к 2015 году флот будет иметь 15-20 кораблей этого типа. Сегодня же он располагает всего четырьмя корветами, да еще и без средств противоздушной обороны.

Кто виноват

По большому счету судостроители здесь не самые крайние. Процентов 80 их успеха зависит от поставщиков комплектующих. А количество контрагентов может исчисляться в зависимости от сложности корабля сотнями и даже тысячами. Каким-то образом влиять на качество их работы и своевременную доставку компонентов судпром не может. Министерство промышленности и торговли, которому среди прочих подчиняются и оборонные отрасли, справиться с этой задачей не в состоянии. Военно-промышленная комиссия физически не способна выполнить эту миссию.

То есть эффективное управление оборонными отраслями утрачено. Тут к месту вспомнить эпизод, который произошел в 1993 году, когда премьер-министры России Виктор Черномырдин и Украины Леонид Кучма прибыли в Николаев, чтобы решить судьбу тяжелого авианесущего крейсера (ТАВКР) “Варяг”, строившегося на Черноморском судостроительном заводе (ЧСЗ) и имевшего к тому времени 68-процентную готовность. Главы двух правительств обратились к директору этого предприятия Юрию Макарову с вопросом: “Что нужно, чтобы достроить корабль?” Юрий Иванович коротко ответил: “Советский Союз, ЦК, Госплан, ВПК и девять оборонных министерств”. Всем стало ясно, что корабль ввести в строй не удастся. Он в конце концов ушел в Китай, где его и достроили под названием Liaoning. Там управление оборонной промышленностью действует практически безукоризненно. Мы же заняты пересчетом “блох”.

Александр Федорович Мозговой – независимый журналист

Источник

Читайте также

You may also like...