Эксперт: во многих военных областях Россия превосходит страны НАТО


Военнослужащие армии РФ в Крыму
Источник: Reuters

Несмотря на отсутствие знаков различия у “зеленых человечков” мало кто из серьезных экспертов сомневался в их принадлежности

В распоряжении британской газеты Times оказалась копия служебной записки, подготовленной управлением по боевой подготовке британской армии, в которой утверждается, что российская военная машина способна бросить вызов НАТО.

“На поле боя российские военные способны одержать верх над британскими подразделениями, – говорится в документе. – Войска Путина вооружены лучше британской армии”.

По словам газеты, российские вооружения, в том числе противотанковые гранатометы, реактивные минометы и ракетные системы ПВО являются более мощными и высокоэффективными, нежели их британские аналоги.

Опережает ли Россия Запад в новейших вооружениях?

И Британия, и ее союзники по НАТО “с трудом пытаются нагнать упущенное”, едва поспевая за российскими электронными технологиями по захвату дронов и созданию помех для работы средств связи противника, утверждается в документе.

Редактор Русской службы Би-би-си Фамиль Исмайлов обсудил ключевые моменты доклада британских военных с обозревателем Би-би-си по вопросам обороны Джонатаном Маркусом.

Фамиль Исмайлов: В чем основные пункты доклада, о котором написала газета Times?

Джонатан Маркус: По сути, это просочившаяся в прессу служебная записка британских военных, в которой анализируется то, как показала себя российская армия на Украине. Если выражаться западными терминами, то речь о том, что значительная часть российских вооруженных сил в течение значительного периода времени участвовала в военных действиях на территории восточной Украины.

Действия российских военных были внимательно изучены и проанализированы американцами, странами НАТО и т.д.

Главное, о чем говорит этот доклад, – это то, что в рамках интенсивных наземных боевых действий (то есть того типа военных действий, который рассматривался основным в эпоху, скажем, холодной войны) Россия значительно превосходит по многим пунктам ту же Великобританию.

Но я считаю, что на это можно взглянуть и в более широком смысле, сказав, что Россия во многих военных областях превосходит большинство стран НАТО, включая США.

В частности, американцы были поражены и обеспокоены тем, что продемонстрировали русские, и теперь пытаются предпринять все возможные шаги к тому, чтобы исправить свои недостатки.

Ф.И.: В докладе упоминаются такие вещи, как использование беспилотников, тяжелой артиллерии, ракетной артиллерии, тяжелой реактивной артиллерии – все эти вещи скорее технические, и они в теории могут появиться в арсенале британских или американских военных. Но есть ли что-то большее, чем техническая сторона вопроса, новый тип военного мышления и военного планирования, который на самом деле беспокоит Запад?

Д.М.: Я думаю, что тут надо сказать две вещи. Во-первых, сейчас не существует реальной вероятности войны между Россией и НАТО. Это не та ситуация, где кто-то считает, что Россия может объявить нам войну, хотя, конечно же, мы знаем, что есть несколько стран-участниц НАТО, которые пристально следят за поведением России на востоке Украины.

Я думаю, что проблема тут в другом.

Дело в том, что по большому счету все страны НАТО – в частности, США и Великобритания – уже больше 10 лет отдыхают от участия в традиционных наземных войнах.

Да, они участвовали в операциях в Ираке и Афганистане. Но давайте будем честны – соперник, с которым они имели там дело, был значительно слабее технически, воздушное превосходство доставалось им практически без каких-либо усилий, и многие из технических средств западных армий (те же дроны) применялись в идеальных для того условиях.

На Ближнем Востоке и даже в Афганистане погодные условия для авиации в целом, благоприятные, а это значит, что там очень просто использовать беспилотные летательные аппараты.

У западных армий в этой ситуации не было соперников с точки зрения электромагнитного спектра – никто не мог заглушить сигнал, перехватить дроны и так далее. Другими словами, во всех этих кампаниях западные страны имели явное техническое превосходство.

Очевидно, что если бы они вступили в конфликт с реальным соперником, например, таким, как российская армия, то они столкнулись бы с совершенно иными обстоятельствами.

Потому что русские, в отличие от Запада, все это время не отдыхали.

Они тренировались и модернизировали армию до той степени, до которой им позволял бюджет. И я думаю, что многое из того, что мы увидели на востоке Украины, – способность русских к быстрой концентрации сил, использованию артиллерии, систем радиоэлектронной разведки для обнаружения и перехвата сигналов и так далее – это все не новые вещи, но это те навыки, которые армии западных стран не применяли со времени окончания холодной войны.

Тем более очевидно, что с тех пор технологии сильно шагнули вперед: например, в таких областях, как беспилотные летальные аппараты, сбор разведывательной информации и так далее.

Способность к выявлению и перехвату сигнала, ведению войны в спектре электромагнитных волн, по сути, во всем, что существует в воздухе вокруг места боевых действий, – еще одна сфера, в которой американцы были особенно впечатлены навыками российских военных. И эти навыки безусловно превосходят навыки военных сил НАТО, что стало для них весьма тревожным звонком.

С выводом войск из Афганистана и окончанием войны в Ираке западные армии концентрируются в основном на ведении традиционных боевых действий с участием наземных войск – и это все тоже прямое следствие того, как показала себя Россия на Украине.

Многие балтийские страны сейчас требуют от НАТО развернуть большие по численности наземные военные силы в Восточной Европе. А за развертыванием этих сил следует необходимость их тренировать – и стандартом для этого, я думаю, станет уровень, показанный российскими военными на востоке Украины.

Стоит также вспомнить об американских войсках, находящихся на Украине и тренирующих военных там, – у меня нет прямых доказательств, но я возьму на себя риск сказать, что немалые ресурсы НАТО выделены на то, чтобы собирать разведывательные данные о состоянии российской армии.

Украинские военные, в свою очередь, сильно пострадали от ударов российской артиллерии, которая способна была точно установить расположение боевых подразделений и обрушить на них совершенно опустошительную мощь реактивных систем залпового огня и термобарических бомб.

Так что все уроки, вынесенные из этого доклада, – это не новое, а хорошо забытое старое.

У всего этого есть и еще один, более широкий аспект, который стоит рассматривать в рамках современного ведения военной стратегии.

Есть такая известная тактика, как система “блокирования района” с целью недопущения туда сил противника. Она стала очень популярна для противостояния американским военным кораблям, которые выступают основной боевой силой США, с помощью радаров дальнего радиуса действия и ракет, способных поражать суда на таком расстоянии.

Поэтому, если вы представите себе всё, что вы видели про американскую морскую пехоту в фильмах о Второй мировой войне, когда они высаживаются в сотне метров от берега и так далее, – всего этого давно не существует. Теперь для того, чтобы пехотные войска имели хоть какой-то шанс на выживание, они должны находиться на корабле очень-очень далеко в море – вероятнее всего, даже за горизонтом.

Все это, разумеется, является теперь частью и российского стратегического планирования.

Вот вам еще пример. Размещенные в Сирии российские системы ПВО были оснащены ракетами, способными достигать не только позиций сил НАТО в регионе, но и в дальнем Средиземноморье, а их радары обладают невероятной мощностью. То есть и здесь применяется та же тактика “блокирования района”.

Разумеется, все это становится предметом живейшего обсуждения в военных кругах стран Запада, и им приходится возвращаться к науке управления танками, бронетранспортерами, артиллерией, тактике ведения боевых действий высокой интенсивности с новыми “добавленными” элементами в виде ведения войны в спектре электромагнитных волн, глушения и тому подобного.

И это не говоря уже о, так сказать, невоенных методах противостояния типа пропаганды и информационных вбросах.

Ф.И.:Хотелось бы поговорить об этом подробнее, то есть о так называемой “гибридной войне”, когда невоенные методы типа пропаганды сосуществуют рука об руку с непосредственно военными действиями. Как это меняет взгляды на современную войну оборонных ведомств Британии и других стран Запада?

Д.М.: Это ставит целый ряд интересных вопросов.

“Гибридная война”, то есть действия, находящиеся в пограничной, серой зоне между войной и миром – “вежливые люди” или “зеленые человечки”, как их называли в Крыму, которые позволяли российским властям отрицать непосредственное участие их регулярных войск в ведении боевых действий, – это стало неотъемлемой частью российской стратегии.

В НАТО стали говорить об этом как о чем-то новом, хотя справедливости ради надо признать, что подобные методы применялись всегда. Достаточно вспомнить действия российского спецназа в различных регионах мира по побуждению к беспорядкам, и тому подобное.

Мне лично это представляется далеко не такой уж серьезной угрозой. Да, мы можем говорить об опасности, которая существует в балтийских странах с их значительной долей русскоязычного населения, где через СМИ и соцсети может быть инспирирована кампания по расшатыванию стабильности.

То есть полностью игнорировать это нельзя. Но в то же время, если мы вспомним “зеленых человечков” в Крыму, то всякий, кто верил, что эти люди не имеют отношения к российской армии только лишь потому, что они не носили форму и знаков различия, был слишком далек от реальности.

В концепции “гибридной войны” гораздо более интересным мне представляется следующее.

Мы могли следить за перемещениями российских войск в Сирии по страницам в соцсетях отдельных российских солдат. Я лично видел такую страницу с фотографией российского солдата на российском военном судне, проходящем через Босфор – со всем военным оборудованием. Разумеется, русские могут делать то же самое. То есть вот эти методы отслеживания в соцсетях следов интернет-активности отдельных военнослужащих – это новые интересные возможности.

Все это поднимает куда более широкую, общефилософскую проблему, которая в последние годы обсуждается все более и более активно: что такое мир и что такое война.

Британия была вовлечена в военные действия в Афганистане – означает ли это, что все эти годы Британия была в состоянии войны?

Для многих британцев сама постановка вопроса кажется странной: в особенности по сравнению с памятным для многих опытом Второй мировой войны. Существовавшее когда-то строгое разграничение между войной и миром теперь куда более размыто. В России это прекрасно понимают, и если они чувствуют, что это стирание различий может оказаться им на пользу, то совершенно не удивительно, что они этим пользуются.

Ф.И.: Интересно также и время появления этого доклада – как раз тогда, когда вовсю обсуждается сокращение военных расходов и в Британии, и в других европейских странах.

Д.М.: Я не думаю, что этот фактор следует всерьез принимать во внимание.

Доклад основан на событиях, которые мы наблюдали в восточной Украине. Если взглянуть на высказывания высокопоставленных американских и европейских военных или же на статьи, публикуемые в специализированной военной периодике, то вы увидите множество мыслей о растущих возможностях российской армии. Бюджеты, в том числе военные, подвергаются сокращению повсюду, но некоторые страны Европы слегка увеличили свои военные расходы, чтобы подойти к норме в 2 процента своего ВВП, которого от них требует НАТО.

То есть, даже в нынешней жесткой экономической реальности есть понимание того, что оборона требует расходов. Другое дело – есть ли средства для возвращения возможности ведения тотальной высокоинтенсивной войны?

Одно дело – отправить пару колонн легкой боевой техники в Эстонию, Литву или Польшу в качестве почти символической демонстрации своей решимости защитить эти страны. Другое дело – полная модернизация танкового корпуса, всего парка военной техники, значительное усовершенствование артиллерии и других огневых систем.

Американцы движутся именно в этом направлении. Но стран, где практикуется такой уровень стратегического мышления в мире очень мало – и Россия одна из таких стран. Там к этому относятся очень-очень серьезно. А также в США, в Британии, в Израиле, возможно в Германии. Мало где еще высшее военное руководство способно к такому уровню осознания проблемы и к поиску способов управления всем оркестром в целом, а не секцией медных духовых или флейт, как это делают многие европейские страны.

Да, все это составляет серьезную нагрузку на бюджет. Встают вопросы о том, какого собственно рода техника нужна, какая нужна подготовка и переподготовка.

То есть, в целом, как я уже говорил, в руководстве НАТО назрело осознание необходимости перехода от стратегии подавления мелких вооруженных групп инсургентов в слабых странах и борьбы со слабыми армиями к способности ведения высокоинтенсивной войны.

Это не потому, что все убеждены в неизбежности войны с Россией в ближайшее время. Но смысл содержания армии состоит в том, чтобы она была в состоянии решать задачи, которые могут перед ней встать. Именно этим и объясняется движение в этом направлении, и именно это и делает услышанные нами предложения британских военных столь интересными.

Источник

Читайте также

You may also like...