Беспилотный “рой” США на границах России превращается в гной


Многофункциональный мобильный комплекс радиоэлектронного подавления РЭП 1РЛ257 “Красуха-4”
Источник: http://rostec.ru/

Американский «рой» беспилотников натолкнется на российскую систему РЭБ

Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США (DARPA) подписало контракты с гигантами американского военно-промышленного комплекса (ВПК) Lockheed Martin и Raytheon на проведение испытаний нового американского “супероружия” – проекта, под названием CODE (Collaborative Operationsin Denied Environment-совместные операции в районах запрещённого доступа). Концепция CODE такова – “рой” беспилотных летательных аппаратов (БПЛА),которые активно обмениваются информацией друг с другом, а также с единственным командным пунктом, “прорывается” в так называемые зоны anti-access/area-denial (A2/AD),и подавляет приоритетные цели, такие как комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и зенитно-ракетные комплексы. Это продемонстрировано на видеозаписи с компьютерными моделями.

Что касается понятия A2/AD – оно часто используется на Западе, и обозначает территорию, на которой осуществляется противодействие проникновению сил противника и, одновременно с этим, ограничение эффективности применения вооружений прорвавшимися войсками (если таковые имеются). Хорошим примером такой зоны является российская база Хмеймим в Сирии, которая одновременно прикрыта зенитно-ракетными комплексами (ЗРК) дальнего радиуса действия С-400, зенитными ракетно-пушечными комплексами (ЗПРК) “Панцирь-С1” и новейшими системами РЭБ “Красуха-4”. Такое сочетание позволяет создать зону радиусом в 200 км (ракета С-400, позволяющая сбивать цели на расстояниях до 400 км пока не принята на вооружение),в которой авиация противника практически бессильна. В последние годы, американские военные, а также их коллеги по НАТО, постоянно говорят о том, что Китай, и, в особенности, Россия, научились создавать очень мощные зоны A2/AD, считая этот факт одним из основных имеющихся военных вызовов.

Таким образом, создание вооружений и концепций, позволяющих прорвать оборону этих “запретных” зон, при этом не потеряв, например, большую часть авиакрыла авианосца, является одной из приоритетных задач американцев.

“Рой” беспилотников – новое исполнение идей 1970-1980-х

В рамках CODE, целой группой беспилотников, каждый из которых может иметь различное назначение (разведывательные, ударные, “камикадзе” и т.п.),должен управлять всего один человек с командного пункта. Разработчики хотят достичь этого с помощью повышения автономности работы беспилотников в “рое” – они должны сами обнаруживать и распознавать цели противника, а также дифференцировать их по приоритетности, тут же отправляя эту информацию остальным БПЛА в группе и на командный пункт. Далее, цели должны атаковаться оптимальным образом – после обработки полученной информации.

Сами идеи распознавания противников по имеющейся информации о них в памяти носителя и автоматическое определение приоритетности целей были реализованы ещё в советских противокорабельных ракетах П-700 “Гранит”, разработка которых началась в 1969 году. Принята же на вооружения ракета оказалась в 1983 году. Максимальная дальность поражения целей для этой ПКР составляет 600 км. При этом, если осуществляется залповая стрельба “Гранитами”, к примеру, по авианосной ударной группе, летящие со сверхзвуковой скоростью ракеты с помощью своих радиолокаторов обнаруживают корабли противника, сравнивают полученную информацию с имеющейся в своей базе данных, определяя при этом типы кораблей, обмениваются полученной информацией, определяют наиболее приоритетные цели и оптимально распределяют их между собой. Точно так же действует и другая российская тяжелая ПКР П-1000 “Вулкан”.

Таким образом, применение элементов искусственного интеллекта в сфере вооружений не является новой концепцией. Однако, огромный прогресс в области микроэлектроники, в сочетании с появлением цифровых видеокамер высокого разрешения, позволяет достигнуть новых высот в этой области. Если раньше задачи подобные предъявляемым в проекте CODE были технически невыполнимы, то сейчас они уже реализуемы.

CODE не защищен в полной мере от средств РЭБ

К проекту CODE, в том виде, в котором он был презентован DARPA, имеется ряд серьезных вопросов. Если уж речь идёт о прорыве зон A2/AD, то важнейшим их элементом, как мы уже говорили, являются системы РЭБ. Современные средства радиоэлектронной борьбы способны бороться с БПЛА, нарушая с помощью помех каналы радиосвязи, по которым осуществляется управление из командного пункта, одновременно с этим могут подавляться сигналы с навигационных спутников (или же, что ещё интереснее, замещаться ложными данными GPS).

В случае же с “роем” беспилотников, каналы связи имеются как между самими БПЛА, так и с командным пунктом. Даже учитывая повышенную автономность работы этих беспилотников, большой вопрос, как они смогут вести эффективные боевые действия в условиях активного применения РЭБ. Тем более, что одновременно с этим по БПЛА будут работать ЗРК и ЗПРК малого радиуса действия.

Другой, еще более серьезной проблемой, для использования CODE станет оружие, генерирующее мощный электромагнитный импульс (ЭМИ). Сильные возмущения электромагнитного поля полностью “глушат” связь, а также разрушают неэкранированные компоненты электроники. Этот же эффект является одним из поражающих факторов ядерного взрыва. По имеющейся информации, в России разрабатывается несколько образцов ЭМИ оружия.

В итоге, как мы видим, “панацею” от всех бед опять-таки создать не получится – CODE отлично подойдет для войны с большинством стран с мира, но не с передовыми игроками в мире вооружения, такими как Россия, которые уже имеют, или в перспективе создадут современные средства РЭБ, и тем более ЭМИ-оружие.

Леонид Нерсисян

Источник

Читайте также

You may also like...