Атом в подарок


Нарендра Моди и Синдзо Абэ
Источник: Reuters

Какую роль сыграл Дональд Трамп в заключении опасной для России ядерной сделки

Избрание Дональда Трампа президентом США, возможно, уже повлияло на внешнеполитический расклад на Тихом океане. На минувших выходных – уже после того, как стало известно о победе кандидата-республиканца – индийский премьер Нарендра Моди во время визита в Токио подписал c Синдзо Абэ соглашение о сотрудничестве в сфере мирного атома. Эта сделка была охарактеризована как беспрецедентная: впервые в истории Япония, где до сих пор свежа память о ядерных бомбардировках, передала атомные технологии стране, не подписавшей Договор о нераспространении и активно разрабатывающей при этом атомное оружие. Что побудило Токио пойти на этот шаг и при чем здесь Трамп – разбиралась “Лента.ру”.

Всего Нарендра Моди и его коллега Синдзо Абэ подписали десять соглашений о сотрудничестве, но главным из них стал договор о мирном атоме: согласно этому документу Индия получит японские ядерные технологии, оборудование и топливо; уже в следующем году ей будет передан первый корпус ядерного реактора японского производства. В соглашении говорится, что Япония дает согласие на переработку Индией отработавшего ядерного топлива и обогащение урана до 20 процентов. Более того, в случае согласия со стороны Токио степень обогащения может быть и выше. Этот пункт в перспективе позволит Индии использовать высокообогащенное топливо на ядерных субмаринах и авианосцах.

Нарендра Моди назвал это соглашение историческим с полным на то основанием – никогда ранее Япония не передавала ядерные технологии стране, которая не подписала Договор о нераспространении ядерного оружия

Верхи могут, низы не хотят

Индия долго добивалась этой сделки. Переговоры начались еще тогда, когда ныне правящие в Индии и Японии националисты и либерал-демократы находились в оппозиции, и с тех пор обсуждение сделки шло ни шатко ни валко (несмотря на откровенное давление США на Токио) – в общей сложности семь лет. Всерьез переговорный процесс активизировался лишь после прихода к власти Нарендры Моди.

Для Индии развитие ядерного сектора критически важно: быстрорастущей экономике страны нужно все больше энергии. Сейчас недостачу мощностей Индия покрывает в основном за счет импорта с Ближнего Востока, и Нью-Дели стремится отвязать свою экономику от поставок из нестабильного региона. Индия на данный момент – одна из немногих стран мира, продолжающих развивать ядерную энергетику.

Японская ядерная индустрия, в свою очередь, пытается найти новый рынок сбыта для своей продукции. Атомным корпорациям нанесла серьезный удар авария на станции в Фукусиме, после которой правительство приостановило работу всех АЭС в стране. Сейчас отрасль находится в упадке и постепенно угасает, чего Токио старается не допустить.

При этом население Страны восходящего солнца относится к сделке более чем прохладно. Мощное антиядерное движение подпитывается, с одной стороны, памятью о Хиросиме и Нагасаки, с другой – свежими примерами вроде фукусимского ЧП. Правительство Абэ перед подписанием соглашения столкнулось с жесткой критикой оппозиции и гражданских организаций, которые подозревают власти в намерении снова запустить все АЭС в стране. Японскому премьеру пришлось пойти на уступки электорату, включив в договор пункт о том, что Токио оставляет за собой право приостановить сотрудничество в случае проведения Индией ядерных испытаний.

Фактор Трампа

В принципе, к заключению ядерной сделки, если верить индийской прессе, все было готово еще год назад. Но когда Абэ в декабре 2015-го прилетел в Индию, все ограничилось меморандумом о взаимопонимании. Даже в октябре нынешнего года, когда замминистра иностранных дел Японии Шинсуке Сугияма посещал Нью-Дели, чтобы окончательно согласовать последние штрихи, в Токио, судя по всему, продолжали колебаться. Ядерную сделку ждали, о ней писали, но официального подтверждения на высшем уровне до последнего момента не было.

Не исключено, что подписать ее японцев подтолкнуло избрание президентом США Дональда Трампа. Визит Моди состоялся сразу после неожиданного успеха республиканского кандидата, и в Токио, Сеуле и Тайбэе как раз гадали, какой будет новая тихоокеанская политика Соединенных Штатов. Растущее чувство неуверенности перед лицом китайской угрозы и молчание США вполне могли побудить Токио сделать решающий шаг в сторону альтернативного регионального центра силы – просто на всякий случай.

В Пекине, где обычно резко реагируют на любые признаки индийско-японского сближения, судя по всему, решили смириться с неизбежным и не идти на конфронтацию. Китайские СМИ ограничились мягкими напоминаниями о необходимости соблюдать режим нераспространения. Москва же просто промолчала, хотя японско-индийское соглашение дает нам куда больше поводов для беспокойства.

Кармическое возмездие

Подписание сделки по мирному атому – неприятный звонок для “Росатома”, ключевого индийского партнера в ядерной сфере. Еще в 2005 году Индия заключила рамочное соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере с США, а в 2008-м – с Францией, но эти проекты так и остались на бумаге, несмотря на то что их реализация критически важна для индийской экономики. Причина – отсутствие соглашения с Японией, которая производит необходимые для этих станций комплектующие и оборудование. Теперь этот барьер снят, и американские и французские ядерщики наконец смогут начать работы над АЭС в Индии.

Паниковать пока не стоит: Индия – страна, где долго запрягают и небыстро ездят. Индийская ядерная отрасль развивается медленно, и от момента заключения соглашения до его реализации, как правило, проходит не один год. Чиновники департамента по атомной энергии предпочитают семь раз отмерить, а потом еще семь раз – на всякий случай.

Но это не самое плохое: ныне правящую “Бхаратия джаната парти” настигло настоящее кармическое возмездие. В 2010 году партия, пытаясь подорвать позиции правившего тогда Индийского национального конгресса, внесла поправки в акт об ответственности за аварии на АЭС, который содержит пункт, позволяющий компании-оператору в случае ЧП выставить регрессивный иск поставщику оборудования. Этот закон отпугивает многих потенциальных поставщиков и усложняет любые переговоры по строительству атомных станций.

Кроме того, Япония, несмотря на подписание соглашения, связана обязательствами, данными при вступлении в Группу ядерных поставщиков: в частности, не имеет права передавать Нью-Дели ряд критически важных технологий, которые индийской промышленности самостоятельно освоить крайне сложно.

Больше мягкой силы

Несмотря на все перечисленные технические и правовые ограничения, подписание договора демонстрирует, что Япония по сути выступает сейчас как соперник России в индийских делах. Токио претендует на одну из традиционных сфер российско-индийского сотрудничества (а в перспективе, если судить по наметившемуся возрождению японских вооруженных сил, и на другие). При этом Россия находится не в лучшем положении, проигрывая и в сфере высоких (в первую очередь цифровых) технологий, и в размере потенциальных инвестиций, и в динамичности бизнес-связей. По сути, Япония пытается занять в индийской внешней и оборонной политике то место, которое раньше занимал СССР.

При этом сотрудничество с Японией, в отличие от контактов с США, воспринимается положительно практически всеми крупными политическими партиями Индии. Учитывая тесные связи японской и американской атомных отраслей и фактическую зависимость внешней политики Токио от Вашингтона, Япония в данном случае проводит интересы США, неявно вовлекая Нью-Дели в американскую орбиту.

И если Россия хочет переломить эту ситуацию, придется немало поработать. Не грех поучиться у тех же японцев: среди подписанных Моди и Абэ соглашений – обязательство Токио обучить 30 тысяч индийских рабочих по японским стандартам и облегчить индийским студентам получение виз для учебы в японских университетах. Пока Москву воспринимают в Индии как старого и надежного друга, но если Россия не активизирует политику на южноазиатском направлении, есть шанс, что следующее поколение индийцев в этом качестве будет видеть уже Токио.

Алексей Куприянов

Источник

Читайте также

You may also like...